Записи с меткой «производство»

Собака на сене

Еще одна корпоративная байка. Работал как-то на заводе с непроизносимым названием из нескольких согласных букв один директор. То ли ему хорошо платили, то ли просто он был принципиальным. Но откатов не брал, не воровал и других по рукам бил. Но завод большой, за всеми ведь не уследишь…

И вот как-то осенью при согласовании с акционерами бюджета на следующий год принимается решение о большой инвестиционной программе. И в финансовый план включаются закупки оборудования на многие миллионы долларов.

Читать далее »

О китайских товарах вообще и о планшетных компьютерах в частности

Начну с байки. Один мой знакомый искал запчасть от китайской машины. И на вопрос поставщику «а это оригинальная деталь, не подделка ли часом?» получил очевидный ответ: дурында, кто же будет подделывать китайские товары?!

Фраза «дешевая китайская подделка» давно стала штампом. Но как-то незаметно этот штамп стал разваливаться, размываться что ли. У нас в городе нет новых европейских автобусов, предприниматели их не покупают, невыгодно. А китайских полно. И с каждым годом все больше и больше. Да что там автобусы, китайские легковые машины вовсю продаются, даже идут переговоры, что у нас в регионе их собирать будут. И вообще, китайских товаров, равно как и каналов их поставки, становится все больше. Китайский бизнес постепенно интегрируется в наш.

Читать далее »

Управление изменениями и эффективные менеджеры

Жил-был завод. Бывший советский завод. Когда-то и кем-то приватизированный. Жил – не тужил, делал продукцию и продавал ее. Прибыли хватало и директору, и акционерам, и на развитие производства. Но пришла тут беда, умер красный директор. Старый он был совсем…

Наследники в производстве не разбирались. А зачем им? В Монако и так хорошо. Поэтому контрольный пакет продали без сожаления. В результате контрольный пакет оказался у серьезной иностранной компании. И приехала на завод новая команда менеджеров. Все в дорогих костюмах, с дипломами то ли Гарварда, то ли ЛШЭ. Понятиям ценностей бизнеса, реинжиниринга бизнес-процессов и управления изменениями на иностранных кейсах обученные. Начали разбираться в производстве, охать да ахать. И понеслись первые управленческие решения.Читать далее »

Как воруют, манипулируя показаниями приборов

В отличие от ранее описанных способов производственного воровства , эта группа является прямым нарушением закона и легко обнаружима. Метод заключается в подстройке приборов в «нужную» сторону или фальсификации их показаний. В результате образуются излишки, которые и продаются на сторону.

Калибровка счетчиков. Используется на спиртовом производстве и при работе с ГСМ. Например, в аэропортах или нефтебазах таким образом налево уходят сотни тонн нефтепродуктов. Понятно, что то же самое происходит и на автозаправках. Только там масштаб поменьше. Знакомый из крупной нефтяной компании рассказывал историю, как у них был какой-то корпоратив с участием низового персонала. Так его поразил факт, что все как один операторы ТРК пришли в мехах и бриллиантах одетые как кинозвезды. А в обычной жизни операторы топливораздаточной колонки – это невзрачные тетеньки в промасленных комбезах, которые вставляют пистолет в бензобак. А ведь они большую часть левака отдают наверх, так что масштабы воровства можно легко оценить.Читать далее »

HR-воровство или подстройка под систему премирования

Очередная подборка методов воровства на производстве. Сегодня речь пойдет о подстройке под систему премирования. В самой по себе системе материального поощрения нет ничего плохого. Скорее, наоборот. Но любую логику можно довести до абсурда. И получить логичный, но противоречивый вывод. Методы воровства данного типа основаны на искусственном создании рабочих ситуаций, которые попадают под систему премирования.

Железная дорога. Диспетчер вступает в сговор с машинистом и искусственно создает препятствия для нормального движения поезда. Формируется отставание от графика движения. Далее, когда поезд выходит на участки, где можно нагнать расписание, диспетчер расчищает ему дорогу и помогает войти в график. Или машинист справляется сам просто превышая скорость. Премии за восстановление графика движения на железной дороге очень солидные. Диспетчер получает свою долю.Читать далее »

Воровство на производстве. Инфраструктурный способ.

Продолжаем тему «как воруют на производстве«. Сегодня речь пойдет о методе, который я называю «использование чужой инфраструктуры». Метод очень простой. Люди дают на вход системы свой личный ресурс, и на выходе получают добавленную стоимость. Ресурс системы на дополнительную нагрузку или не тратится вовсе, или незаметен в общей массе. Как это происходит на практике.

На птицефабрике входом являются цыплята, выходом – продукция из куриного мяса. Что придумали птичники. Они покупают цыплят и запускают их на откорм в общую массу. Тысячу цыплят среди сотни тысяч никто не заметит, а расход комбикорма вырастет на 1% или еще меньше. Через пару месяцев цыплята набирают вес, их извлекают и продают. Очевидно, что вес увеличивается в несколько раз.

Давным-давно, когда я работал в банке, соседний отдел торговал разными векселями. Деталей я уже не помню, но очень похоже, что они скупали векселя на заводах в провинции, а продавали на внебиржевом рынке в Москве. Банк на этом очень хорошо зарабатывал. Но не только банк! Один из трейдеров догадался скупать векселя сам, и некоторые жирные сделки проводил через свои компании. Я еще тогда удивлялся, почему он отказался от повышения до начальника отдела. А он потом уволился и открыл свой бизнес.

В розничной торговле схема работы следующая. Оговорюсь, что речь пойдет о ларьках, в больших магазинах все по-другому. На витрине всегда есть дорогой товар, который покупают очень редко. Обычно после того, как его купят, продавщица звонит подруге или сменщице, та покупает этот товар на оптовом рынке и привозит. Прибыль пополам. А потом хозяин ларька удивляется, почему коньяк за 3 000 рублей так плохо идет. В те годы в бойком месте типа Казанского вокзала или аэропорта буфетчица легко зарабатывала пару тысяч долларов. Сейчас актуальность этого метода упала, розничной торговли доступными дорогими товарами практически нет, да и рентабельность уже не та.

Такси. Большинство компаний работает так. Покупает оборудование (радиосвязь), нанимает диспетчеров и дает рекламу. Диспетчеры принимают заказы и за комиссию передают их водителям на своих машинах. Естественно, диспетчеру очень легко не регистрировать заказ и взять деньги с водителя себе в карман. Мой знакомый бизнесмен, который держал такси, говорил, что не помогает ничего. Ни отбирать у диспетчеров мобильники, ни записывать разговоры, ни вести видеосъемку, ни с позором увольнять. Жирные заказы в аэропорт или другой город все равно уходят налево. Новички вливаются в систему и начинают левачить через 2-3 дня. Если уволить всех разом и заменить новыми, воровать начинают через 2-3 месяца. Некоторые пошли по пути установки GPS-навигации в машинах, но столкнулись с проблемой контролировать контролеров.

Вообще схема, когда менеджер часть заказов компании пропускает через себя, очень распространена. В большинстве случаев бороться с этим ужесточением контроля бесполезно. Потому что честным людям это будет мешать, а остальных – не остановит. Я вывел для себя следующую формулу – разумный контроль, очень тщательное психологическое тестирование, прозрачная и достойная система оплаты и предельно жестокое отношение к нарушителям. Если есть возможность «узаконить левак», это обязательно надо делать. Если на каком-либо участке контролировать людей дорого, мы обычно оцениваем потенциальный доход и используем формулу «на этой поляне можешь пастись, это твоя премия».

С точки зрения закона, применение этого метода не является криминалом. Поскольку материальные ценности и имущество не пропадают. А за пользование чужой инфраструктурой уголовного наказания не предусмотрено. Людей, которые этим пользуются, очень трудно контролировать и так же трудно наказывать. К тому же контроль часто бывает очень дорогим. А некоторые люди вообще рассматривают изучение чужой технологии как бизнес идею без вложений. Посидел на должности, научился, оброс связями. А потом уволился и увел часть клиентов. Для собственника, повторюсь, выход из ситуации только один – тщательный отбор людей и максимальное использование интегральных показателей.

Когда толпа идет громить…

Читаю о Междуреченских шахтерах в и вспоминаю аналогичные события десятилетней давности. Я тогда работал топ-менеджером на крупном заводе.

Дело было так. Лихие 90-е уже кончились, а сытые нулевые еще не начались. Небольшой моногород, градообразующий завод лежит на боку. В нескольких десятках километрах еще пара таких же моногородов. До крупного города километров 100. Выпуск продукции – несколько процентов от объема советских времен. Один цех – современный, еще несколько устарели морально и физически. У московской управляющей компании по стране еще несколько аналогичных заводов, проблем, куда девать сырье, нет. И команда топ-менеджеров завода, несколько приезжих и несколько местных.

Позиция Москвы была очень жесткой – переносить производство в один цех, остальное консервировать, перепрофилировать или продавать. Из 2 тысяч людей планировалось сократить полторы. Решение абсолютно правильное, спрос на продукцию в России упал, а чтобы наработать связи за границей и отработать технологии производства, нужно было года два минимум.

Как следствие, денег на покрытие убытков москвичи не давали. Жалкие финансовые крохи от текущей деятельности шли только на нужды производства. Долги по налогам и зарплате постоянно росли. Народ жил воровством и огородничеством. Самые работящие и предприимчивые уезжали на заработки или переезжали в крупные города, где проблем с работой не было. А завод медленно умирал.

План реорганизации завода саботировался на всех уровнях. Работать люди уже отвыкли, а воровать стало нечего. Все предпочитали сидеть на 2/3 заработка и бездельничать. Ценности вывозили машинами. Охрана была в доле, а на оплату ЧОПа не было денег. Да и тех несунов, кого ловили, милиция отпускала, все свои, знают друг друга по 40 лет.

И в один прекрасный день завод встал. Это как пожар, в одном из цехов рабочий поругался с мастером, бросил работу, в перепалку вступили еще несколько человек. И все, возбужденные люди, понимая, что сами виноваты, зовут остальных присоединится. А кто откажется от такого развлечения? И все это спонтанно и неорганизованно.

А потом началось самое интересное. Возбужденная толпа пошла в заводоуправление. Начальник милиции сказал мне по телефону «принял к сведению» и пропал. Офисные крысы тут же разбежались по всем щелям, местные топы тоже куда-то исчезли. Приезжим топам – мне и другому заму директора бежать было некуда. Мы сидели в его кабинете. Со второго этажа было хорошо слышно, как вылетела входная дверь и посыпались битые стекла. Гул толпы стал приближаться…

В кабинет набилось пара десятков человек, остальные галдели в коридоре и грабили заводоуправление. А на нас смотрела толпа. Просто смотрела. Они тоже боялись, непонятно, что это за люди, которые могли убежать, но не убежали. Не знаю, как напарнику, а мне было жутко страшно. Народ простой, деревенский, запросто разорвут на части. А найдут потом виновных или нет, мне уже будет неважно. Напарник медленно закурил и начал разговор: Нууу… Чего пришли?

Он выбрал агрессивную тактику, типа вы меня, конечно, порвете, но и я с собой в могилу парочку заберу. Скорее всего, другой он просто не знал. Но в агрессивной манере разговора не получилось, беседа как-то сама собой стала конструктивной. Вместо лозунгов люди стали жаловаться на жизнь, а на эти темы мы говорить умели. Сейчас я понимаю, насколько правильно тогда действовал, случайно поймав волну. Много позже я узнал про психологическое давление и методы разговора с толпой – не использовать логику, зеркалить эмоции, во всем соглашаться. И всегда вести диалог с конкретным человеком, выхваченным из толпы.

В результате первые ряды мы стащили в конструктив. Вся агрессия и жажда действий у них исчезла. И на крики задних рядов «ну, чего там с ними цацкаться» они огрызались «подожди, дай поговорить». Через час они выговорились и начали расходиться. А задние ряды давно уже скучали и искали повода уйти…

Потом нашлись ушлые люди и организовали работяг. Появился стачечный комитет и рабочий контроль. Рабочие полностью взяли власть в свои руки. Причем переговорная позиция у них была предельно тупая – погасите долги по зарплате, дайте заказы, не сокращайте людей. Причем, даже на деловых переговорах звучали очень похожие (с нынешним Междуреченском) лозунги – «завод принадлежит рабочим», «акционеры на нас наживаются» и пр. Москвичи приехали один раз, послушали и… забыли о заводе. Завод встал окончательно. Правительство несколько лет не давало его банкротить. 2 тысячи человек остались без работы.

Потом план москвичей все-таки был реализован. Сейчас там современное производство, работающее на экспорт. Занято 600 человек. Старые цеха закрыты или проданы, там тоже что-то делают по мелочи. Насколько мне известно, сейчас менеджеры делают реструктуризацию умнее. Они разбивают большое предприятие на несколько юридических лиц и сначала поддерживают их все. А потом некоторые банкротят. И никто не протестует, остальные-то работают.

Я вижу два аспекта этой типичной проблемы моногородов. Из двух вариантов – «всем плохо» и «многим плохо, некоторым хорошо» – большинство людей всегда выбирают первый. Особенно малограмотное и инертное большинство. В результате нормальный осмысленный план по выводу предприятия из кризиса часто саботируется, иногда с применением массовых акций. Чем это кончается, я рассказал. Второй аспект. Никакой менеджер не удержит ситуацию бесконечно. Рано или поздно все равно полыхнет.

Опрос

Вам порекомендовали интересную книгу. Как вы предпочтете ее прочитать?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...




HashFlare

E-mail подписка
Архивы